EnglishFrenchGermanRussianSpanishUkrainian

Литературное посвящение Музею Смерти “Симфония POST MORTEM”

В прошлом году поэт из города Пенза Р. Андрейчук отправил нам свое стихотворение "Симфония POST MORTEM". На создание поэмы его вдохновило посещение музея Мировой Погребальной Культуры. А совсем недавно мы получили второй, дополненный новыми четверостишиями вариант поэмы.

Симфония POST MORTEM

Викторианской эпохи обычаи

Запечатлели нам снимки потертые.

Все непонятное. Все непривычное.

Люди на них как живые. Но мертвые.

 

Смерть заявилась незвано, непрошено.

Смотрят достойно родители гордые.

Платье на дочку надето роскошное.

Глазки открыты. Но девочка мертвая.

 

В холоде ежась, Манчестер проснулся.

Утро. Туман. Дребезжащая конка.

Мальчик глядит в объектив, повернулся.

Мальчик живой. Рядом с мертвой сестренкой.

 

Молния в небе – мгновенное золото.

Награвировано птицей летящею.

Жизнь хрусталем на асфальте расколота.

Девочка мертвая, смерть настоящая.

 

Руки сестры обнимают за плечи,

А на коленях раскрытая книжка.

Что тут поделать? Давно уже вечер.

В курточке бархатной мертвый братишка.

 

Девочка в кресле – распущены волосы.

Темные локоны, серьги блестящие.

В комнате тихо. Ни плача, ни голоса.

Девочка мертвая, смерть настоящая.

 

В клетку костюмчик, и взгляд как у лорда.

Держит штатив неподвижное тело.

Мальчик стоит у камина. Он мертвый.

В черную бездну душа отлетела.

 

Медленно умерли свечи оплывшие,

Девушка в броско украшенном ящике.

Недочитавшая, недолюбившая,

Будто бы спит. Только смерть настоящая.

 

Девочка к телу сестры прислонилась.

Смотрит с тревогой, надеясь на чудо.

Как объяснить ей, чтоб зря не молилась?

Не возвращаются люди оттуда.

 

Смерть равнодушна к богатству и к лести,

Как ни проси её, холодно злую.

…Всё же девчонки останутся вместе.

С первой потом похоронят вторую.

 

В обществе строгий запрет на рыданья.

Гроб оплатили монетою звонкой.

Несколько месяцев – срок расставанья.

Та же болезнь, что была у сестрёнки.

 

Воротничок накрахмаленный туго.

Мальчик с бульдогом, что видит и знает.

Не удивляйтесь, он был его другом.

Плачет собака, она ведь живая.

 

Кукла и девочка очень похожи.

Обе лежат в кружевах на кровати.

Кукла не дышит. И девочка тоже.

Рядом живые стоят ее братья.

 

Крик, разрывающий сердце на части,

Здесь неприемлемый и неуместный…

Волки – раскрытые жадные пасти…

Двое детей. Где же?

В гробике тесном.

 

Бабочки чёрной ажурные крылья,

Оригинален дизайн их и ярок;

К спинке ребёнка приделаны стильно –

Мёртвой дочурке от мамы подарок.

 

В платье принцессы для званого бала,

Личико доброе. Сполохи кружев.

Будто сама перед камерой встала…

Жёсткий штатив.

Ну зачем он тут нужен?

 

Время бездумное остановилось -

Мертвый мальчонка верхом на лошадке.

Многие спросят: «А что с ним случилось?»

Сложный вопрос в этой мрачной загадке.

 

Мало поживший, мало успевший,

Связанный с Богом незримыми нитями,

Недоуменно и остекленевше

Он с фотографии смотрит на зрителей.

 

Талия тонкая, стразы и крепы.

Видно, что девушка очень красива.

Скажете, жалость к ней просто нелепа?

Вы не заметили тень от штатива.

 

Девочка с папой на низком диванчике.

Нету капризов у худенькой крошки.

Красный цветок в бледно-мраморных пальчиках.

Смерть настоящая, не понарошку.

 

Так уж назначено силой небесною –

Жизнь оказалась до хрупкости ломкой.

Бант ярко-белый. И веки отрезаны,

Чтобы не закрылись глаза в момент съемки.

 

Старый комод. Два фарфоровых зайчика.

Плавно течет обреченность мелодии.

Мертвые девочки, мертвые мальчики…

«Да хоть не мучались?»

Вроде бы…

 

Нет доказательств на слово, поверьте.

Спорить не надо до бесконечности.

Сделанный фотопортрет после смерти –

Это как мост между жизнью и вечностью.

 

…Век двадцать первый. Кровавое месиво.

Люди как мертвые, и как живые.

Смерть понарошку? «Да если бы, если бы…»

Только надежда.

И лишь на Россию.

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой в соцсетях!

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий