EnglishFrenchGermanRussianSpanishUkrainian

Мышьяковый вальс

Карикатура 1862 года юмористического британского журнала Punch намекает на активное использование мышьяка в платьях и искусственных цветах в Викторианскую эпоху.

Одежда в Европе и Америке девятнадцатого века была опасной и постоянно "пыталась" убить или причинить вред своим хозяевам: свинцовая косметика, удушающие корсеты, огнеопасные ткани, а прекрасный изумрудный цвет, популярный в платьях и цветочных головных уборах, был получен из мышьяка.

20 ноября 1861 года Матильда Шройрер, 19-летняя работница предприятия по изготовлению искусственных цветков, умерла от «случайного» отравления. Здоровая молодая женщина вместе с сотней других сотрудников работала на г-на Бержерона прямо в центре Лондона. Она моделировала «пушистость» искусственных листьев, опыляя их зеленым порошком, который проникал в её организм с каждым вдохом, и нечаянно употребляла пудру с запачканных рук при каждом приеме пищи. Оттенок этого зеленого пигмента достигался путем смешивания меди и высокотоксичного триоксида мышьяка или «белого мышьяка», как его тогда называли. Пресса описала мучения несчастной девушки перед смертью в ужасных подробностях: Матильду рвало зеленой жидкостью, глазные белки и ногти позеленели, она сказала своему врачу, что «все, на что она смотрела, было зеленым». В последние часы у нее были судороги каждые несколько минут, а умерла девушка с выражением большой тревоги на лице, к которому добавилась пена, вышедшая из рта, носа и глаз жертвы. Вскрытие подтвердило, что мышьяк достиг ее желудка, печени и легких.

Спустя две недели Punch выпустил статью под названием «Ядовитые венки»: «В медицинских показаниях зафиксировано, что Матильда болела по той же причине четыре раза в течение последних восемнадцати месяцев. В таких обстоятельствах смерть, очевидно, произошла так же случайно, как происходят столкновения на железной дороге, спровоцированные неправильными мерами». Широкой общественности казалось, тем не менее, что смерть работницы была предсказуемой и полностью предотвратимой, и что ее жизнь была была жестоко принесена в жертву стремлениям богатых женщин к модным украшениям.

Несколько благотворительных организаций взялись за расследование этого дела. Одна из активисток, мисс Николсон, посетила мастерские и опубликовала шокирующий рассказ о «полуодетых» и «полуголых» маленьких девочках с перевязанными руками и «некоторыми кожными заболеваниями». Николсон утверждала, что одна из девушек упрямо отказывалась работать - она наблюдала за своими подругами в ​​носовых платках, пропитанных кровью, а само её лицо было покрыто язвами и она почти потеряла зрение.

После смерти Матильды Женская санитарная ассоциация поручила доктору А. Хоффману, химику с мировой репутацией, проверить искусственные листья из женского головного убора. Хоффман поделился своими результатами с публикой в ​​статье под названием «Танец смерти». Эксперт пришел к выводу, что средний головной убор содержал достаточно мышьяка, чтобы отравить 20 человек. Разразился скандал. Женская элита Лондона раскололась на 2 части: одна прямо сравнивала себя с убийцами, другая призывала химиков забрать свои необоснованные слова о вреде зеленых платьев обратно.

Матильда Шройер в буквальном смысле стала первой "жертвой моды". Химия сделала доступной ранее дорогие импортные животные и минеральные красители и удешевила производство, забрав в качестве платы здоровье и жизни. Цена Промышленной революции.

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой в соцсетях!

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий