“ЭТО НАДО – НЕ МЕРТВЫМ! ЭТО НАДО -ЖИВЫМ” (пишут и говорят о нашем музее) | Музей Мировой Погребальной Культуры

“ЭТО НАДО – НЕ МЕРТВЫМ! ЭТО НАДО -ЖИВЫМ” (пишут и говорят о нашем музее)

«… и будет жизнь с ее насущной смертью»
( приложение к рассылке минобразования по школам о Конкурсе 22 июня)

Музей мировой мемориальной культуры или музей погребальной культуры Сергея Якушина – это высоконравственное и высокопрезентационное сооружение, достойное резца Фидия и восхищения Перикла, если говорить языком античной лексики.
Мировоззренческое и концептуальное единство мышления Якушина.
Оно вне досягаемости для других объектов культуры, как неповторимое и как возникшее неожиданное из черноземья глыбовое состояние ума, души и воли.
В России он один, един и неповторим, в мире – не больше десяти. Как легенда, как восточная сказка “Тысяча и одна ночь”.
И в комплексе – сам крематорий, возведенный по классическим, эталонным правилам культуры погребения и памяти, взят буквально из самого Логоса нашей жизни, из ее сути и смысла, ее универсальной соразмерности; возведен, построен по высоким античным, храмовым стандартам: эпическое обрядовое здание в стиле античной торжественности, закольцованое жемчужной парковой зоной- зеленой, благоухающей свежестью трав, запахом тысячи хвойных деревьев, с ухоженными дорожками, аллеями, аккуратными скамейками и затейливыми фонарями на длинных черных, как воронье крыло, стойках; украшенной античными вазами, памятниками мировой культуры, обелисками, стеллами..
Настоящий храмовый комплекс, сравнимый с луксорским храмовым комплексом фараона Эхнатона в Египте…

Выставочный комплекс, историко – художественный Центр культуры и истории памяти, истории помятования. Это масштабная инсталляция где все пространство будто единое произведение; картина мира в контексте кристаллизации, кристаллизации вообще – планеты Земля, сознания человечества, понятий и терминов человечества. Убедительная метафора: видимая гармония небес и земли. Яркая и полная. Как новая книга будто – всегда открываешь что – то необычное и захватывающее при каждом чтении, посещении
Объяснить этот архитектурный, философский , культурный, просветительский комплекс под открытым небом, раскинутый на сотнях гектарах земли, словами в принципе невозможно – как музыку. Можно только применить развернутую метафору, корнями уходящими в изречение Анаксимандра, имеющее универсальную вечную справедливость- СМЕРТЬ КАК ПРОДОЛЖЕНИЕ ЖИЗНИ. То есть неизбежно возвращение всех вещей в то, из чего они возникли. И такая онтологическая справедливость подчиняет себе и антропологию: человек, вещь среди вещей, он также захвачен во всех своих проявлениях, захвачен тотальной неизбежностью: смерть во имя жизни.
Фалес говорил, что между жизнью и смертью нет разницы. “Почему же ты не умрешь?” – спросили его. “Именно поэтому!” – ответил Фалес. А “изумительно могучий темперамент” Эмпедокла устроил подлинный метафизический бунт, получивший название – “Последний салют философа на Этне”( он кремировал себя, бросившись в жерло вулкана Этна).
Что такое философия? Это размышления о жизни и смерти. Что такое искусство? То же самое: два основных двигателя искусства — Эрос и Танатос — любовь и смерть. Что такое ум? Это мировоззренческая самоопределенность , что человек, как физическая величина, подлежить распаду. Это привкус вечного в обычном, а именно – мы всю жизнь учимся умирать…( рождение ребенка – есть первый шаг навстречу смерти – так говорил великий Заратустра)
Все здесь гармонично, синхронно, как невидимые нити мироздания: натурализм и эсхатологизм, философия и поэзия, наука и мистика соединяются в выставочном комплексе у Якушина довольно органично; это происходит потому, что основой данной органичности выступает всепоглощающее единство природы, не позволяющее действительно различить физическое и этическое: ведь внешнее и внутреннее происходит и движется по одним и тем же законам. Тело и душа, мир видимый и мир потусторонний соединены в неразрывный предметно-человеческий ряд воспроизводящего себя бытия. Душа и антропология здесь совпадают в горизонте “экзистенциональной интуитивности Якушина”, сформулируем авторски в художественной интерпретации – “интуитивно-рапсодических аккордах”.
Смерть несет и эмоциональное потрясение, и сердечные раны. И потому не случайно ритуал погребения и помятования проходит у Якушина в красивой и спокойно – замедленной, торжественной обстановке, чтобы горечь потери близкого человека компенсировать душевным утешением, возвышенным и значимым в этот момент.


И здесь Смерть начинает восприниматься как часть жизни, как ее продолжение, пусть и в невидимом состоянии…
Именно в этом принцип, заповедальность погребальной культуры, – ощущать смерть как продолжение жизни, только в невидимом инобытие. Это явление – всепланетное, живет и проявляется в разных видах во всех странах, у всего человеческого этноса.


Ведь писал Платон, что Душа “уходит в подобное ей самой безвидное место, божественное, бессмертное, разумное и, достигши его, обретает блаженство, отныне избавленная от блужданий, безрассудства, страхов, диких вожделений и всех прочих человеческих зол, и впредь навеки поселяется среди богов”

Основатель и сакральный вдохновитель концепта выставочного комплекса, крематория, парка Памяти, синтезирующих многочисленные грани действительности в единый клубок бытия с его насущной правдой жизни и смерти, Сергей Якушин…Бунт Прометея среди серой человеческой обыденности с ее суетой, дрязгами, усталостью и разочарованием.
Познавший безмерную экзистенциональную тяжесть, этот камень Полифема, от осознания собственной биологической мимолетности- многолетняя борьба с онкологическим заболеванием – и наполнивший свое творение светом и надеждой…

При входе в музей сразу чувствуется вековая содержательность – буквально на каждом дюйме стен, стеллажей, витрин расположены картины, иконы, гравюры старые могильные плиты, украшения, драгоценные вазы, статуэтки, шкатулки, коллекция траурных одеяний, завораживающих своей строгостью, изысканностью и неким подобием надземного, а значит, “небесного” происхождения и истолкования…
Невольно становишься мечтателем с душой странника – все хочется видеть, прикоснуться, ощутить пульс времени, ритм всепремиряющей и всепрощающей Вечности….
Привлекает – катафалк, броский, отливающий покрасом “безвиздной ночи”; залитый насыщенной, переходящей в светящую позолоту, чернотой лакированный гроб на колесах. Исине – черные шторы, ( напоминающие одеяние египетской богины тайн Изиды) драпирующие сам гроб ( буквально общеславянско – яма, расщелина), украшены золотой лентой ( вечным символом Венеры, любви к жизни), складки струются как воды вечной Леты; белые, как сама небесная чистота, статуи ангелов ( общее -посланников богов), стоящие вдоль фигуры возницы ( как на лодке Харона при провозе через Лету) – все говорит о мифоэпическом, трогательном и душевном, обрамлении самой смерти, ее осветлении и признании за ней вечного права на человечесую жизнь…
Есть и отдельный, влекущий всех посетителей своей исключительной красотой, как нетленное рукотворное произведение высокого искусства – подлинный цинковый саркофаг, в виньетках и замысловатых украшениях, напоминающих стебельки роз – вечных спутников жизни- русского купца Горохова. В нем он был захоронен на территории старого Бердска в 1907. В 1957 году старый Бердск был затоплен при строительстве Новосибирской ГЭС, и могила купца долгое время была под водой. В 2008 году, когда Обское море обмелело, гроб случайно обнаружили, без видимых изьянов, трещин…

Пропорциями меньше чуть поодаль, на длинной полке –такой же катафалк, строгий и задумчивый, среди затихшей деревушки. Рядом – в вечной паузе застыл макет траурного поезда. Траурные поезда, как особый атрибут погребальной культуры, В истории они использовались в особо значимых обстоятельствах, случаях, например, похороны правителей государства или важных особ.

Послесмертные( посмертные) фотографии (Post-mortem photography – обычай фотографирования недавно умерших людей в кругу родственников, появившийся в XIX веке) – это смятение и удивление, восторг и волнительное беспокойство, на них невероятно трудно отличить живых от мертвецов. До изумления, замешательства, учащения тока крови в капиллярах, буквально до ужаса, ужаса в полном смысле этого слова, поражают сцены бальзамирования, фигуры мертвеца и врача – в полный рост!

В классическом интерьере, загадочном и таинственном, предстает перед посетителем в натуральную величину, и наполненная атрибутикой технического и документального содержания похоронное бюро ХIХ века с фигурами служащих в униформе и печальными лицами родственников усопших.
Музей содержит многосмысловую коллекцию могильных плит, многомерного гроба Наполеона, броскую копию усыпальницыЛенина, посмертных масок, белизной офортовой оттеняющей черный тон стен – Гоголя, Есенина и др.; атрибутику траурной моды, украшения, монеты, значки, особенно широко представленные викторианской эпохой, законодательницей траурной моды английской королевой Викторией.
Сама Виктория носила траур 40 лет по усопшему мужу – королю Альберту….

ОТЗЫВЫ ПОСЕТИТЕЛЕЙ ( в художественной обработке В. Н. Леоновым)

Галина Владимировна ( учитель, Бердск. с ней присутствовали 12 школьников)

Умный и талантливый выставочный , буквально, храмовый комплекс под открытым небом, посетить его – это все равное дать праздник души и ума…
Я и мои ученики с удовольствием и прямо скажу, с наслаждением, провели часы на территории изумительного по своей архитектуре и трогательного по душевной атмосфере, с густой и кристаллизованной в объеме едва ли не всей планеты Земля, торжественного комплекса.
Густо. Насыщенно. Неотразимая по силе эмоционального воздействия “застывшая картинка Вечного”,- это вполне точная метафора увиденного – восхищает полнотой жизни, буквально бьющей фонтаном. По энергетической емкости, заряженности оптимизмом — сильный мотиватор, особенно для молодежи.

Все кругом и вверху, под небом, отливает чистотой духа и замысла, красивые люди, красивые экспонаты, красота везде и во всем. Веет романтизмом и такое ощущение, что сама Вечность благодарит Сергея Якушина и его сподвижников за столь величественное и достойное человека 21 века творение, ибо создано от души и для души.

Школьники 5-7 классов, которые были со мной, откровенно поражены столь масштабным и познавательным выставочным комплексом: вникали в каждое слово экскурсовода, подолгу останавливались у экспонатов, размышляли, впитывали в себя, обсуждали, где – то спорили о том или ином предмете. Все так открыто, честно, искренно, это самый лучший урок, выпавший моим школьникам. А сколько восхищения видела в их глазах, а какие душевные светлые порывы!

Поразили викторина и лекции сотрудника комплекса, глубокие, безнадежно энциклопедические, мощный лексический набор, очень правильный и красивый, стилистически структурированный язык.
Дети толпились, боясь пропустить информацию о русских царях, Пушкине, Суворове. Блистательно. Вот такие бы лекции читать в школах. Да ценны им нет!

Уезжали мы под звуки трогательных аккордов, улыбки и радостные восклицания людей, искренне выражающих восхищение этим чудным торжеством.

Счастья и процветания Вам, Сергей Борисович, и всем вашим сотрудникам! Мы ваши поклонники!И непременно будем посещать школьными группами ваш изумительный выставочный комплекс.

Настя Ромадина, школьница, 9 класс.
В Музее мировой погребальной культуры я впервые побывала, посетив акцию “Ночь музеев”. Приехав туда уже ночью, была очень удивлена такому большому количеству людей. Атмосфера в музее потрясающая. Очень точно соблюдена тонкая грань между бесконечным трауром и невероятно интересной экспозицией музея.
Уже порекомендовала музей всем своим друзьями, и обязательно вернусь сюда снова.

Даша Устюжина(школьница, 10 класс) :
– Это было что – то невероятное. Умом трудно понять и объяснить: будто я в сказочный, фантастический мир переместилась. Столько людей, громких, веселых, довольных, звездное небо и много света на территории. Много музыки, светлой, романтической. А детей- я была ошеломлена, казалось, что делать ночью, да еще в музее со странным обозначением “музей смерти”, а они радостные, снуют по залам, смотрят восхищенными глазами. В самих залах я попала в такой плотный поток людей, что могла двигаться только в направлении толпы. Наслаждение, довольствие, чистота, уютно, дышит все нежностью и любовью к жизни и людям. СПАСИБО всем устроителям этого грандиозного торжества!!!
И сама буду посещать музей и всем друзьям сообщила

Саша Трионов (школьник, 7 класс) :
Классно! Здорово! я здесь впервые. Такие красивые коллекции, они ничуть не хуже чем я видел в картинках других музеев мировых. Я все время чувствовал, как мое сердце тепло бьется. А когда я слушал экскурсовода, у меня мурашки по коже, так много знает и так увлекательно рассказывает. Поразил крематорий, так красиво, тихо, как красочный храм. А работники в старинных костюмах, очень романтично, а мама моя постоянно теребила меня, мол, надо успеть все посмотреть, так интересно.
Я и не заметил, как прошли пять часов. Очень понравилась выставка про царей и про войну. Мне очень бы хотелось, чтобы весь мой класс приехал сюда. Обязательно расскажу в классе и классному руководителю. Спасибо за настоящий праздник.

Виталий Якунов (папа 2-х девочек):
– Лучшего праздника для нашей семьи и не придумаешь. Наши две девочки -школьницы были просто в восторге, все эти пять часов восхищались, весело говорили, прошли все залы, крематорий, послушали лекции.
Честно, настоящий праздник: так светло, много музыки, людей, яркие коллекции, удивительный крематорий, как дворец, невольно чувствуешь вечность, и загадочность жизни и смерти.
Мы всей семьей благодарим работников музей, подаривших моей семье душевные теплые и радостные часы.
Всем своим знакомым обязательно расскажу о таком масштабном и достойном музее , а мои девочки уже попросили еще раз здесь побывать, хотят пригласит свои классы.

Аркадий, Андрей, Сергей, Петр, Анна (школьники 9- го класса) :
Впервые здесь. Никогда не слышали о таком изумительном музее. Поражает масштабность, величие, достоинство. Везде ухоженность, уют, романтические аллеи, утопающие в свете, нежная музыка, необычные экспонаты, которые волнуют, притягивают, сам дух композиций заставляет размышлять, думать, сопереживать. Поразились зрелищем крематория. Да это подлинный дворец фараона; мягкий, таинственный свет, стекло, отражения, гравюры, амфоры. Красивая одежда работников: строгая, сверкающая, везде чистота, приглушенность, будто сама Вечность.
Мы пробыли до 2-х часов. И каждая минута несла нам радость и наслаждение. СПАСИБО всем, кто создал для людей, которых было как вавилонское столпотворение, этой радостный настрой!!!
Мы теперь ваши частые посетители. друзьям будем рекомендовать.

Инна Романовна (мама школьника):
Великолепно! Один Восторг! Наслаждение! Мы с сыном ( школьник 6-го класса) провели в музее 4 часа.
Я увидела такое и узнала столько много, что за свою жизнь и не догадывалась. Такой размер выставки, и все строго организованно, дисциплинировано, комфорт для души, для тела -музыка, свет, радостные и возбужденные люди, как бы успеть все посмотреть. А очереди в залы, я думала, что их уже давно нет!
Все интересно, мой сын не отрывался от коллекций, восхищался, твердил, что очень рад, что я подарила ему такое трогательное душевное состояние. Особенно понравились экспозиции – цари России, война, траурная мода, картины и многое, многое другое…
МОЛОДЦЫ!!! Всем сотрудникам музея Удачи и благополучия. Мы теперь ваши поклонники.Каждому будем рассказывать о вашем величественном комплексе!

Текст Владимира Леонова, пресс – секретаря Музея 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *