Созидатель | Музей Мировой Погребальной Культуры

Созидатель

– Что мы хотим от нашей жизни? Это принципиальный вопрос. Я здесь, в настоящем. Но зачем я здесь?…

Тихо и неторопливо, с вкрадчивой обаятельностью в голосе, как и свойственно сильным людям, лились слова Сергея Борисовича, увлекая собеседника своей простотой и осмысленностью, что хотелось слушать и слушать…
– Кроме этого, я хотел быть свободным. И не просто свободным, а быть одним из самых свободных людей на свете. Свобода означала для меня «способность делать то, что ты считаешь необходимым». … Став взрослым и зрелым, я понял, что жизнь — это не высокие горы, за жизнью надо нагнуться…как лермонтовский волчонок Мцыри грызть ее…содрогавшаяся гора затряслась так, словно была живым существом, бьющимся в ознобе. Казалось — еще немного, и она оторвется от земли и повиснет в воздухе ( из Лермонтова).

Его судьба и дела – живое воплощение истории нашего общества, на стыке веков – двадцатого, ушедшего, романтичного и душевного, и двадцать первого, в котором безудержно правят политика и капитал. ” Я вобрал в себя всю историю советского и просто русского человека” – так скажет он о себе. Якушин безнадежно интересен, потому что он – мыслит, верит и делает. Всегда. Не останавливается. Электрическая машина, искры от которой разлетаются далеко, вовне, делая материальный мир светлее, чище.

Запатентованное благородство. У него невероятное обостренное впечатление мира. Его мысли- как антенны. Он ловит в пространстве невидимые для нас волны, он чувствует и воспринимает невероятно быстро и остро новые идеи, которые витают в воздухе. Интерпретирует в свою пользу, а потом идет дальше: дорога расстилается под ногами идущего (лат.). Казалось бы, созданная им “Сибирская ярмарка” предельно выявила мощь ума первого разбора, далекого от нечестивых замыслов, вобрав в себя и отразив одновременно концепт масштабной незаурядной личности – он мог бы довольствоваться ролью авангардного мыслителя и “бунтующего Прометея”, пожиная сладкие плоды своего первородного честолюбивого проекта, имея колоссальный успех и незыблемый авторитет (близкий к идольной мессии).

Но…нет, он пошел за новые горизонты, запредельной свободы и воли глоток ощутить: “Главное – иди и все придет вовремя” (лат.). Якушин сознательно отказался от роскоши и насыщенного гламурного блеска (эпиклеса “жирный кот” – в простонародье). Аскетично строгий, окончательно порвавший с кладбищенской заунывной психологией (наесться до пуза и ни о чем не взыскать), но создавший единственную в России вещь, имеющую отношение к дерзновенной личности и проходящую по линии священного и нетленного. Его “звездный час” (в определении С. Цвейга) “потому, что, подобно вечным звездам, его дела неизменно сияют в ночи забвения и тлена”.

Он из тех, кто сделал самого себя. У него, по-цицероновски, «дух стремится ввысь». Средневековый Фауст, архитектор собственного Мефистофеля, в действительности означающее — своя мечта, цель и судьба. В словах Л. Толстого это прозвучало свято и трогательно: «…у человеческой личности есть как бы своя душевная мелодия, которую каждый из нас носит повсюду с собой»:

Нас угораздило родиться
Или, напротив, повезло
Жить так, чтобы было чем гордиться.

* * *
С раннего детства он знал, что всегда хотел признания и уважения своих сограждан. Он жаждал этого, мечтал об этом и готовился к этому. В то время как все дети играли и смеялись, он учился и усердствовал в делах: «Сколько ни сделано открытий в стране самолюбия, там еще осталось вдоволь земель неисследованных», предсказывал Ларошфуко, один из великих первооткрывателей этой «страны».
Родители Якушина были простыми гражданами России, — «Незлобивые душой…» в его жилах не текла кровь нуворишей:

Мой отец —
Был простой мужик от роду на земле…
На таких стоит и держится страна…
На земле незримо след его остался.

Вместо этого его переполняла решимость. С «одной судьбой на всех», Якушин знал, что он был предназначен для чего-то великого. Словно его имел ввиду школьный учитель, сказавший честолюбивому Мефистоклу за пятьсот лет до рождения Христа: «Из тебя, мальчик, не выйдет ничего посредственного, но что-нибудь очень великое, — или доброе, или злое». Он знал, что ценность жизни не в поиске счастье — она в труде. Он знал путь и способ: трудился, не покладая рук, творил, чтобы получить самую главную награду жизни — стать счастливым, нужным и полезным для себя и людей, и так, чтобы гордились им мама и папа, а потом – дети и внуки…

Я счастлив, что не одинок
И вдохновлен любовью.
И снова жизни смысл постичь
Мечтаю я с рассветом.

И помнил мудрость А. Экзюпери: «Если путник, взбираясь на гору, слишком занят каждым шагом и забывает сверяться с путеводной звездой, он рискует ее потерять и сбиться с пути». Идти и не останавливаться, не обманываться зрением, все- таки цель — это не пункт остановки, это всегда дорога к горизонту — дойдя до него, уж видится другой… Жизнь наша начинается с рождения и не прекращается, пока есть движение, есть развитие, в котором возникает всесильное «Я», вбирающее в себя все наши мечты, надежды, иллюзии — словом, того реального, каким мы становимся и каким принимаем себя… Да, это было его время — он выбрал свое поле для сева — дел мужчины, – риск и дерзость – и свое душевное средство его обработки — искренность и истинность, но а после того, как сделал выбор, начал создавать и …получать благодарность людей, однажды поверивших этом парню с “неуемной душой”…:

Пусть с каждым часом все мрачнее небо,
Чернее ночь и яростней гроза.
Пусть это даже выглядит нелепо, —
С улыбкою взгляни судьбе в глаза. …

Владимир Леонов. Созидатель (Судьба и дороги Сергея Якушина).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *