Агония в славянском фольклоре | Музей Мировой Погребальной Культуры

Агония в славянском фольклоре

Агония, кончина — момент «расставания души с телом», требующий, по народным представлениям, ритуального оформления.

Отсутствие ритуала (в случае внезапной или «не своей» смерти) затрудняет переход души в иной мир. Разными магическими способами старались отогнать или обмануть Смерть. Украинцы в изголовье умирающего ставили крест и святую воду, чтобы туда «не встала» Смерть; широко известна быличка о человеке, который обманывал Смерть, переставляя свою кровать так, чтобы голова оказывалась на месте ног.

У восточных славян широко распространено представление о мучительной агонии колдунов, которые не могут умереть, пока не передадут свое знание. Душа колдуна «не хочет покидать тело», в смертный час он начинает бегать по избе, бросаться на что попало, кричать, петь, смеяться.

В Болгарии изготовляли специальную свечу в рост умирающего, фитилем которой служила снятая с него мерка; свечу зажигали так, чтобы умирающий ее не видел, верили, что, когда свеча догорит, наступит смерть. Смерть без свечи считается великой бедой: умерший будет блуждать во тьме, не сможет видеть других покойников, станет вампиром; отсюда сербское проклятие: «Не дай ему Бог ни счастья, ни смертной свечи». Болгары про умершего без свечи говорят: «Упустили го без свещ», считая это позором и грехом для родных. Поляки считают, что свет свечи отгоняет от умирающего злых духов. Русские ставили в изголовье умирающего чашку с водой, чтобы душа, выйдя из тела, «обмыла свое лицо (крылья)»; по колыханию воды стерегущая душу старуха узнавала о смерти.

В попытке облегчить агонию прибегали к различным действиям. Перекладывали умирающего на пол, на землю, клали вдоль матицы, параллельно балкам потолка 9″чтоб по путям было», «смерть не увидит лежащего поперек»), на место стола, к двери, за печь, в амбар, на место, где прежде кто-то умер, переворачивали ногами на место головы, поворачивали на (левый) бок, держали на руках. Подстилали солому («на соломе человек рождается, на соломе и умирает»). Вынимали из-под головы перьевую подушку («куриное перо не дает умереть»). Укрывали белым (нестираным) полотном, черным платком, иногда покрывали только лицо. Клали на грудь лемех, камень или землю с межи, яйцо, «запрягали» умирающего в ярмо.

Человек, рожденный в рубашке, не мог умереть, пока ее не принесут. Чтобы «пропустить душу» или пришедших за ней («пропустить смерть»), расстегивали одежду, отворяли окна, двери, сундуки, снимали печную заслонку. В случае особенно тяжелой агонии просверливали дыры в потолке или стене, вбивали в потолок вилы или кол, поднимали матицу, разбирали потолок и крышу, печь. Умирающей ведьме приносили осинку-однолетку, сжигали на припечке цедилку; поджигали сметенный из ульев мусор и окуривали им хату, втыкали в порог иголку.

Сербы в районе Лесковца больного, который сильно мучился, выводили из дома, чтобы он «устремил свой взор к небу», считая, что это поможет ему умереть. В Поморавье перебрасывали через дом шапку (женский платок) умирающего, в которую клали камень. Украинцы и поляки звонили в колокол («звонили по душе») или давали плату «на звон». Обливали, кропили, поили водой — «святой», «немой» (принесенной ночью молча), дождевой с крыши или из дорожной колеи. Окуривали ладаном, травами, дымом от оставшихся на берде ниток и т.п.

Повсеместно считается, что в момент кончины гаснет и падает с неба звезда. Кончина понимается как «второе рождение», а сопровождающий ее ритуал во многом сходен с ритуалом родов.

(По материалам О.А. Терновской и С.М. Толстой)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *